Шестой и грабли

Посвящаю моей племяннице Валентине-Антонии

В Праге я прожил около года. Срываясь иногда на моря позагорать да в любимые Карловы Вары.

Времени у меня свободного было много. Поэтому я стал посещать местные тусовки. В основном народ собирался по интересам. И по пятницам. Пива попить, себя показать.

На одной из таких тематических вечеринок я и познакомился с Олегом.

Олегу было 46 лет. Спортивного телосложения, чуть выше меня ростом. Голову он тщательно брил. Не пил, не курил. В Москве у него был какой-то нефтяной бизнес, на дивиденды от которого он и жил. Жил, кстати, весьма неплохо.

У Олега была парочка квартир в Праге и участок за городом. Где он собирался строить дом. Двухэтажный, с бассейном и сауной. А какой дом без хозяйки? Правильно, не дом, а так - место для сна.

Вот с хозяйкой-то у Олега не клеилось. Нет, девушки у него были, и женским вниманием он не был обойден. Но все его романы носили временный характер, и спутницы жизни менялись с пугающей его быстротой.

- Может, меня сглазил кто? - спросил он меня как-то, предварительно рассказав о недавнем расставании с голубоглазой брюнеткой.

- Вряд ли, - ответил я, - к лысым сглазы не пристают. Но в проблеме твоей разобраться можно. Тем более я специалист по гендерным темам.

- Типа психотерапевта? - спросил Олег.

- Типа кризисного управляющего в семейных отношениях, - в тон ему ответил я. - Если хочешь, можем попробовать разобраться с твоей невезучестью с женщинами и попробуем это исправить.

- Давай, - загорелся Олег, - в случае удачи с меня ящик коньяка.

- Я практически не пью, но коньяк в хозяйстве всегда пригодится, - кивнул я, - и ты со мной должен быть предельно откровенен и постарайся соблюдать все мои рекомендации.

- Договорились, - сказал Олег, - но сейчас нормальных девушек нет. Всех интересуют только деньги.

- Ты просто не умеешь их готовить, - пробурчал я. – Ладно. Где ты обычно знакомишься с женщинами?

- Да много где, - задумался Олег, - в основном в клубах и в интернете. На сайтах знакомств.

- Интересное кино, - протянул я, - ты ищешь себе спутницу жизни, мать твоих будущих детей, в клубах? В тех местах, где пьют, принимают наркотики и завязывают знакомства для банальных потрахушек?

- Ну, а где их искать-то, - удивился Олег, - не в планетарии же?

- Да хотя бы и в планетарии, - усмехнулся я, - или на концертах, тематических встречах и прочих культурных мероприятиях. Уж в столице-то их полным-полно.

- Да был я на местных тусовках пару раз, - сморщился Олег, - на Прагматиков и на Friday ходил. Скукота одна. Тёткам далеко за 30. Злые и неудовлетворённые какие-то.

- Я тебе не про тусовки, а про культурные мероприятия, - перебил я Олега, - вернисажи, выставки, театр. Тусовки от клубов отличаются лишь более тихой музыкой и более дешёвым алкоголем.

- Ну, не знаю, - протянул Олег, - в клубе как-то проще познакомиться. Да и девушки в клубе помоложе и покрасивее.

- А тебя какой возраст интересует? - прищурившись, спросил я.

- От 20 до 25 лет, - ответил Олег.

- О как, - усмехнулся я, - ты ищешь для семьи женщину в два раза младше тебя. А потом удивляешься, что тебя бросают.

- Возраст не помеха в серьёзных отношениях, - возразил мне Олег, - они же со мной спать ложатся, несмотря на мои 46. Да и выгляжу я ещё о-го-го.

- Поверь мне, - я положил руку на плечо собеседника, - молодые девушки хотят спать с молодыми парнями. А со старпёрами они спят в ожидании каких-либо ништяков.

Олег нахмурился.

- А почему у тебя такие странные имя и фамилия? - внезапно спросил он.

Я искоса посмотрел на Олега.

- У меня болгарские корни, - сказал я, - имя Ангел очень распространено в Болгарии. А фамилию Шесто переделали в Шестой. Тоже очень распространённая фамилия.

- Ясно, - кивнул Олег, - а у тебя-то есть кто? Жена или подруга.

- У меня постоянно кто-то есть, - усмехнулся я, - но только все временные. Есть Единственная любовь, но она сейчас в командировке. В длительной. Очень длительной.

- А с ней ты где познакомился? - спросил Олег.

- На работе, - ответил я, - она была секретаршей шефа. Референтом, точнее. Ну, я и закрутил роман. Меня за это и уволили.

- Круто, - усмехнулся Олег, - то есть ты вот такой умный, а всё равно косяк спорол. Завёл служебный роман.

- Все мы грешны, - вздохнул я, - все мы думаем, что умнее других, и делаем одни и те же ошибки. Только у тебя есть возможность поучиться на чужих ошибках, чтобы не наделать своих.

- Постараюсь, - кивнул Олег, - завтра же пойду в планетарий, послезавтра в театр. А потом на балет. Буду женщину себе искать.

Я поморщился.

- Да не ищи ты никого специально, - сказал я ему, - живи, как тебе нравится. Она к тебе сама придёт.

И мы расстались. На неделю.

Через неделю встретились на том же месте. За тем же столиком.

- Познакомился, - после приветствия выдал мне Олег, - всё, что я хотел и о чём мечтал.

Глаза его горели. На лице то и дело возникала улыбка.

- Скока лет и где познакомились? - перебил я его.

- 25 лет ей, - отозвался он, - на последнем курсе учится в универе, красавица, умница...

- Где познакомились? - перебил я его.

Олег замер на мгновенье.

- В клубе, - наконец-то ответил он и тут же горячо затараторил: - Но она там случайно оказалась. Её подруги затащили. А так она не такая. Скромная, детей любит, животных.

Я с интересом посмотрел на Олега.

- Подарки дарил уже? - спросил его.

- Серёжки хочу подарить, они ей очень нравятся, - ответил тот, - на Парижской в магазине видели.

Я рассмеялся.

- Сейчас что-либо тебе говорить бесполезно, - сказал я Олегу, - у тебя в голове бардак. Просто исполни одну мою просьбу. Ни под каким видом ничего не покупай своей новой девушке. Кстати, как её зовут?

- Оксана, - сказал Олег, - и даже серёжки?

- Вообще ничего, - кивнул я, - и особенно серёжки. Скажи, что у тебя проблемы в бизнесе и ты должен экономить.

- Но я ей обещал уже, - растерянно протянул Олег, - что подарю на именины. У неё именины на следующей неделе.

- Подари букет роз, - посоветовал я ему, - три цветка. Красный, жёлтый и зелёный. Очень красиво смотрится.

Олег задумался. Посмотрел на меня. Кивнул.

- Попробую, - сказал он, - но я почему-то уверен, что она всё поймёт. И твои подозрения беспочвенны.

- Хотя бы две недели ничего не дари, - попросил я Олега, - всего две недели.

На этом и договорились. Попили кофе. Поболтали про футбол и погоду. И разошлись. Каждый по своим делам. Я домой, Олег прикидываться бедным перед Оксаной.

На следующей неделе он не пришёл. У меня не было его номера телефона. Как-то не обменялись при знакомстве. Да и зачем? Всё равно же каждую неделю встречаемся в одном и том же кафе.

Появился Олег только через пятницу.

Пришёл. Плюхнулся за мой столик. Поздоровался. Махнул официанту: как всегда – латте и маффин.

- Как успехи на личном фронте? - осторожно спросил я.

- Она злая и меркантильная сука, - выпалил Олег и добавил уже спокойно: - Ты был прав. И денег мне сэкономил. И дамочка проявилась во всей красе.

Я не стал расспрашивать о подробностях его разрыва с Оксаной. Олег сам мне рассказал. Он не стал покупать своей возлюбленной серёжки. Ограничился одной розочкой. И получил в ответ кучу помоев.

- Она назвала меня нищебродом, - сокрушался он, нервно попивая латте, - ты представляешь? А когда я заикнулся, что дела вот-вот пойдут в гору и мы с ней сможем полететь на две недели отдыхать куда-нибудь, то она потребовала кроме оплаты отдыха ещё и две тысячи евро наличными. На её личные расходы. Ты представляешь?

- Жуть, - согласился я, - это прям какая-то проституция получается.

- Да, получается, - Олег отложил чашку с напитком и подпёр кулаками подбородок, - может, всё дело в том, что я не бедный человек? Вот мне и попадаются одни хищницы. Был бы я каким-нибудь слесарем в Подмосковье, давно бы нашёл себе жену и жил бы в любви и заботе.

- Всё было бы то же самое, - рассмеялся я, - только вместо золотых серёжек у тебя просили бы серебряную цепочку и вместо двух тысяч евро хотели бы две тысячи рублей взаймы до получки.

Олег пригорюнился.

- И что теперь делать? - спросил он.

- Просто жить, - ответил я, - не зацикливайся ты на бабах. Живи в своё удовольствие. Наслаждайся. А она тебя сама найдёт, твоя единственная.

- Да мне уже вон сколько лет, - вздохнул Олег, - а за плечами один неудачный законный брак и куча таких же неудачных гражданских.

- Я тебе твои ошибки указал, - ответил я ему, - повышай возрастной ценз. Прекращай бегать за двадцатилетними. Ты им интересен только как банкомат. Или не интересен, если у мамзель с деньгами всё в порядке.

- Хорошо, - кивнул Олег, - буду просто жить в своё удовольствие и игнорировать молодёжь.

Но продержался он, живя в своё удовольствие, недолго. Две недели.

Через две недели он приземлился за мой столик всё с тем же знакомым выражением лица. Смесь телячьего восторга и юношеской влюблённости.

- Ей тридцать четыре года, - выпалил он, - но выглядит на двадцать. Фигурка закачаешься. Зовут Таня. В разводе.

- Ты делаешь успехи, - улыбнулся я, - так мы через пару месяцев и до сорокалетних дойдём.

- Да ну тебя, - обиделся Олег, - тьфу-тьфу-тьфу, какие сорокалетние? Я уже нашёл свой идеал.

- Расскажи про идеал подробнее, - попросил я, - как долго живёт одна, что делает в Праге, из-за чего развелась с предыдущим мужем?

- Познакомились на презентации одной книги, - начал отчитываться Олег, - что-то про наркотики и про безумную любовь. Интересная книга, кстати. Подошёл, представился. В Праге живёт уже два года. Своя квартира на Гурке. Занимается продажей каких-то косметических средств. Но обеспечена. Её бывший платит алименты.

- Стоп, - остановил я словесный поток Олега, - а вот отсюда поподробнее. Сколько ребёнку лет? Какого он пола?

Олег на секунду запнулся. Но потом продолжил в прежнем темпе.

- Мальчик и девочка, - сказал он, - Петру десять лет, Катрин четырнадцать. Воспитанные дети. Занимаются музыкой и иностранными языками. Я с ними уже познакомился.

- Олег, ты дурак? - вновь перебил я его. - Зачем тебе чужие дети?

- Ну, они же уже есть, - ответил Олег, - куда их деть? Будут жить с нами.

Я схватился за голову.

- Они чужие, - сказал я, - они чужие и никогда не будут твоими. Хоть что делай. И они всегда будут детьми твоей Татьяны. Тем более у старшей дочери сейчас самый опасный возраст. Гормоны и прочие прелести подросткового периода.

- Но мы нравимся друг другу, - запротестовал Олег, - Таня сказала, что она от меня без ума. Что до меня у неё ничего подобного не было ни с кем. У нас каждая ночь как праздник. А ты хочешь мне запретить спать с любимой женщиной?

- Да я не запрещаю вам спать, - замахал я руками, - спите на здоровье. Это полезно. Секс всегда полезен.

Молодая парочка, сидящая за соседним столом, подозрительно уставилась на нас.

- Только жениться-то зачем? - понизив голос, продолжил я. - Покувыркались в постельке - и по домам. Ты к себе, она к себе.

- Мы планировали съехаться, - так же тихо сказал Олег, - точнее говоря, я намекнул, а Танечка сказала, что не против.

- Это она сейчас не против, пока у неё бабочки в пузе играют, - проворчал я, - а как дочка пару скандалов закатит по поводу чужого дядьки в доме, так сразу станет против.

- Так в таком возрасте все девушки с детьми, как правило, - уныло сказал Олег, - ты ещё бы предложил девственницу искать.

- Девушка с ребёнком звучит по-идиотски, - поморщился я, как от зубной боли, - называй вещи своими именами. Девушки с детьми быть не может. По определению. Разведёнка с двумя детьми. Особо циничные мужики называют их прицепами. Зачем тебе два прицепа на склоне лет?

- Они не прицепы, они дети, - обиделся Олег, - где мне бездетную мадам в таком возрасте взять?

- Та, у которой уже дети выросли, - сказал я, - как раз около сорока лет. Ребятёнок подрос, вылетел из гнезда. А вместо него ты. Будет тебя кормить, поить и баловать.

- Вот всё ты мне старушек пытаешься сосватать, - прошипел Олег.

Но поблагодарил за советы. Часть из которых он выполнил. А часть нет.

С Татьяной он встречался полтора месяца. Пока её старшая дочь не заявила, что дядя Олег засматривается на неё.

Таня обозвала Олега педофилом и выставила его вон.

После Тани у Олега была двадцатидвухлетняя Ира. После Иры двадцатисемилетняя Галина. Потом ещё кто-то.

Мысли о женитьбе Олег оставил. Хотя всем своим женщинам всегда намекал, что не против связать свою жизнь с единственной и неповторимой.

Женщины вначале верили. Некоторые из них снижали свои аппетиты. Думая о предстоящем выгодном браке. Но потом понимали, что Олег их динамит, и разрывали отношения. А динамил Олег по одной простой причине. Он опасался, что его используют, хотя сам делал всё, чтобы именно так и было.

Каждый раз, знакомясь со своей новой возлюбленной, Олег искренне верил, что это она. Не такая, как все. Другая. Которая полюбит его не за деньги, а за то, что он такой хороший человек.

И каждый раз разочаровывался.

Мне вначале было забавно наблюдать, как взрослый, довольно неглупый человек делает одни и те же ошибки. Как запрограммированный робот. Постоянно наступает на одни и те же грабли. Мучается. Переживает. Зализывает раны. И потом начинает всё сначала.

Вся его жизнь свелась к поиску спутницы жизни. Он и спортом-то занимался не для себя, а для того, чтобы произвести хорошее впечатление на слабый пол. Вместо того чтобы заниматься чем-то нужным и полезным для себя, он ухаживал за молодыми и глупыми девчонками. А когда его, использовав, посылали к чёрту, переживал и винил весь женский пол в коварстве и меркантильности. Хотя виноват во всей этой клоунаде был он сам.

Потом Олегу надоело рассказывать мне про свои любовные неудачи и выслушивать в ответ «ну, я же тебе говорил».

Мы стали реже видеться. Пятничные посиделки постепенно сошли на нет.

Я несколько раз встречал его в Праге. Постаревшего, но в отличной физической форме. И всегда под ручку с молодой особой.

Я подходил, здоровался.

- Олег, это ваша дочка? - спрашивал, пряча улыбку.

Олег хмурился.

- Нет, это моя девушка, - отвечал он, глядя поверх головы.

А в последний раз при встрече сделал вид, что не заметил меня. Отвернулся в другую сторону и что-то оживлённо начал рассказывать своей молодой спутнице.

Я не стал его перебивать и прошёл мимо.

Пусть живёт в своих фантазиях.

Это его жизнь. Не моя.