Шестой ангел

Посвящаю Оле Л.

Кухню отделяла от общей комнаты барная стойка. Плавно переходящая в П-образную кухонную стенку из светлого дерева. В раковине кисла грязная посуда. На стойке стояла баночка фуа гра и бутылка Бейлиса с рюмкой, наполовину наполненной этим самым Бейлисом. Виолетта сидела на высоком стуле и задумчиво смотрела на рюмку.

Я подошёл, сел напротив неё, спиной к комнате, локти поставил на столешницу.

- Пить или не пить? - спросил.

Женщина подняла на меня глаза.

- Вы кто, извините?

- Ангел, - представился я.

- Кто?

- Ангел, - терпеливо повторил я.

- Я что, умерла? - спросила женщина.

- А у меня что, в руках коса? - съязвил я.

- Нет, - немного подумав, ответила Виолетта, - косы нет. Вы обычный мужчина. На ангела не похожи.

- А ты много ангелов видела? - спросил я вновь.

- На картинах они голые и с крыльями, - ответила она.

- Крылья у меня есть, - сказал я.

- Покажите.

Я встал со стула. Снял пиджак, бросил его на диван. Расстегнул рубашку, снял её, стараясь втянуть живот. Повернулся спиной.

- Оххх, - раздалось сзади, - а можно потрогать?

- Нет, - ответил я и надел рубашку.

Сел обратно на стул. Рукой подпёр подбородок и принялся бесцеремонно разглядывать Виолетту. Лет 35. Крашеная блондинка. Под глазами мешки. Грудь размер второй. Не больше. Фигура обычная. Животик торчит. Небольшой, но торчит. Ноги, правда, стройные. Глаза карие. Одета в какую-то майку и рваные джинсы. Лифчик не носит. Из украшений простенькие серёжки и колечко из белого золота.

- А зачем вы тогда ко мне? - не выдержав молчания, спросила Виолетта.

- Послали, - ответил я, многозначительно подняв глаза вверх.

- Зачем? - спросила она вновь.

- Я откуда знаю? - отозвался я. - Мне сказали, я примчался. Устраивать твою личную жизнь. А то чё-то ты никак замуж не выйдешь и ребёнка не родишь.

- А чем это я такая особенная, что ко мне ангела прислали? - удивилась.

- Почему именно из-за тебя? - в свою очередь удивился я. - Может, из-за будущего ребёнка или даже внука. Или из-за мужа. Я же говорю - не знаю ничего. Дали разнарядку: привести тебя в нормальный вид и устроить личную жизнь. Вот я и примчался.

- Странно, - сказала она, - разнарядки, ангелы, дети… Меня вчера мужчина вот бросил. Я с ума схожу. А вы тут с какими-то разнарядками.

- Да в курсе я про твоего бывшего, - отмахнулся я, - дело читал.

- Господи, у вас и дело на меня заведено, - почему-то испугалась Виолетта.

- Пароль на вай-фай какой? - перебил я её.

- Violettalove, - смутившись, по буквам продиктовала она.

Я достал из дорожной сумки планшет. Приконнектился к интернету и отстучал наверх мессагу.

«На место прибыл. В контакт вступил. Начинаю работать».

Подумал немного и добавил: «Целую. Шестой».

Через несколько секунд получил ответ: «Предпоследнее слово я убрала. Не хулиганьте, Шестой. Референт М».

Я довольно хмыкнул.

- Женщина? - спросила Виолетта.

- Уху, - кивнул я, - секретарша главного. Огонь. Я понимаю, что никаких служебных романов. Но не могу удержаться, чтобы не потроллить её.

- А почему ко мне мужчину прислали, а не женщину? - вновь спросила Виолетта.

- Во-первых, я Ангел, поэтому меня как мужчину не воспринимай, - начал я, - во-вторых, зачем тебе бабу посылать? Чтобы вы вместе ликёр лакали и слёзы горючие лили? И, в-третьих, у меня свои методы по выходу из кризисных ситуаций.

- Да какой тут выход? - всхлипнула женщина. - Я его люблю, а он меня бросил. Не объяснившись. И телефон сменил.

- Стоп, - прервал я её, - забудь ты про своего бывшего. Всё, нет его и не было. Ты в курсе, что он женат вообще-то.

- Как? - закричала Виолетта.

- Кàком, - сказал я, забирая у неё бутылку и рюмку с алкоголем.

- Я видела, что у него след от кольца на пальце, но он сказал, что недавно развёлся, - захныкала она.

- В командировке он был, от компании. И квартира не его, а служебная, - поведал я ей, - хочешь, могу доказательства показать? Или на слово поверишь?

- Да верю, - махнула рукой Виолетта, - вам почему-то верю. Вы правда Ангел, и вы мне поможете?

- Правда и помогу, - ответил я и добавил: - Только сейчас мыть ноги, чистить зубы и спать. Остальное завтра.

- Хорошо, - неожиданно легко согласилась Виолетта и попыталась встать.

Встать у неё не получилось. Она была пьяна. Из-под стола выкатилась пустая бутылка Бейлиса. Я помог Виолетте добраться до спальни, сгрузил храпящее тело на постель, стянул с неё штаны и заботливо прикрыл одеялом.

Затем включил телевизор и принялся смотреть проходящий в Загребе хоккейный матч между местным Медведчаком и магнитогорским Металлургом.

Виолетта проснулась поздно. Вышла из спальни в засаленном халате. Волосы всклочены, лицо помятое. Я сидел за той же барной стойкой и заваривал чай.

- А я думала, вы мне приснились, - сказала Виолетта, увидев меня.

Она подошла, села напротив, подозрительно посмотрела на кульки с чаем, которые я притащил из чайной лавки.

- У меня же есть в пакетиках, - сказала.

- Чай в пакетиках пьют неудачники, - ответил я и добавил: - Марш в ванную и приведи себя в порядок. И чтобы я тебя в таком виде больше не видел.

- Я у себя дома, я только что встала… - начала было канючить Виолетта.

Но осеклась. Я барабанил пальцами по столешнице, и между пальцами у меня проскакивали искры. Довольно примитивный способ устрашения, но на женщин действует безотказно. Тётки боятся электричества. Почти все.

- Иду, иду, - Виолетта вскочила со стула и бочком проскользнула в ванную, не отводя взгляд от моей руки.

Я же дождался, пока чай заварится, налил божественный напиток в кружку и стал не спеша его пить.

Виолетта выплыла из ванной минут через двадцать. Всё в том же халате, но с полотенцем на голове.

- А макияж? - спросил я.

- Я же дома, - возмутилась женщина.

- Домашний макияж, - спокойно ответил я.

Виолетта вздохнула, вернулась в ванную и на скорую руку наложила тональный крем и подвела глаза. Вернулась в комнату.

- Халат выкинуть, - приказал я, - снять, выкинуть и никогда больше не носить. Никаких халатов.

Виолетта вздохнула и сбросила халат. Стояла голая, чуть выставив ногу и смотрела на меня. Ждала реакции.

- Повернись, - вновь приказал я.

Повернулась. Я достал свой планшет, приконнектился и начал искать ближайший к её дому фитнес-центр. Виолетта постояла немного, переминаясь с ноги на ногу, повернулась ко мне.

- Надень что-нибудь лёгкое и спортивное, - велел я ей.

Виолетта ушла в спальню. Спустя пять минут появилась в белой маечке и шортах телесного цвета.

Я налил ей чаю, пододвинул тарелку с бутербродами. Чай она выпила, от бутербродов отказалась.

- Ну а теперь за уборку, - весело сказал я, - твоя задача навести порядок в твоей же берлоге. Вымыть посуду, полы, отдраить унитаз и ванну. И окна не мешало бы помыть.

- Сегодня воскресенье же, - возмутилась Виолетта, - и что вы здесь у меня раскомандовались?

- Я же вчера объяснял, - сказал я, - перед нами стоит задача, чтобы устроить твою личную жизнь. И сделать тебя счастливой. Поэтому ты полностью слушаешься меня и выполняешь все мои распоряжения и приказы.

- Но при чём тут уборка? - вновь спросила Виолетта. - Тем более, меня вчера мужчина бросил, мне не до уборки. У меня разбитая любовь. Понимаете?

- Ты его не любила, - глядя ей в глаза, ответил я, - ты просто хотела, чтобы кто-то был рядом. И всё. И в итоге голову парню морочила почти полгода. Или он тебе морочил. Себя извела. Ведь догадывалась же, что он женат. Я это знаю, и не спорь со мной. А уборка будет у тебя каждый день. Живёшь, как в свинарнике. Нормальный, уважающий себя мужчина не станет в этом хлеву жить. Ну, и телом твоим займёмся. Вечером у тебя занятия. Я уже договорился. Тренера зовут Миша.

И я поиграл искрами на пальцах. Виолетта вздрогнула, покосилась на меня и потащилась загружать грязную посуду в моечную машину.

Убирались мы долго. Виолетте пришлось два раза мыть санузел. Так как после первого раза меня не устроили результаты проверки. Пока она мыла полы, я сбегал в магазин и принёс средство для чистки окон и резиновый скребок. Заодно прикупил продуктов. Из которых Виолетта сварила куриный суп. Между прочим, вкусный.

- Вот, можешь же, если захочешь, - похвалил я её.

Виолетта расцвела в улыбке. И преобразилась. Из замотанной угрюмой тридцатипятилетней тётки вдруг выглянула красивая девушка с огромными глазами и завораживающей улыбкой.

- Стоп! - заорал я. - Замри. И улыбайся каждые пять минут. Ты бесподобна, когда улыбаешься. Ты безумно хороша.

- Правда? - вновь улыбнулась Виолетта. - Я не буду выглядеть как дурочка, если буду постоянно улыбаться?

- Правда, - подтвердил я. - Это твоё самое мощное оружие. Улыбка. Поэтому запомни: каждые пять минут. И давай переодевайся. Идём в спортзал.

- Да я пахала целый день, как лошадь полковая, - опять захныкала Виолетта, - какой ещё спортзал? Сегодня же выходной.

- Спортивный, - отозвался я, - и каждый день, без праздников и выходных. А по утрам ещё хорошо бы пробежку организовать. Вопросы есть? Вопросов нет.

В спортзал мы пришли вдвоём. Я отозвал тренера в сторону и поставил перед ним задачу по формированию нормальной фигуры у Виолетты. Тренер оказался толковым. Задал несколько вопросов. Уточнили с ним диету для женщины и питьевой режим.

- А вы ей кто? - спросил тренер.

- Я её Ангел-хранитель, - ответил я.

Тренер кивнул и позвал Виолетту на тренажёр. Тренировка длилась полтора часа. Я тоже не терял времени даром. Минут на двадцать оккупировал велотренажёр. А потом пошёл прокачивать спину и ноги. Мои слабые места. Потом принял душ и встретил на выходе из раздевалки обессиленную Виолетту. Критично осмотрел её. И отправил обратно накраситься.

- У меня сил нет руку поднять, - просипела она.

- А не надо было вчера ликёр бухать, - мстительно сказал я, - и вообще, в любой момент нам может повстречаться твоя судьба, твой мужчина. А ты не накрашена.

- А он точно встретится? - встрепенулась Виолетта.

- Ты чё, дура? - вопросом на вопрос ответил я. - Я же Ангел. Меня для этого сюда специально послали.

Виолетта развернулась и скрылась в женской раздевалке. Вернулась через несколько минут, умело подкрашенная и не такая уставшая.

Правда, когда вернулись домой, она буквально рухнула от усталости в коридоре. Еле-еле растолкал её, заставил почистить зубы, смыть косметику и наложить крем на лицо и руки. После чего она уснула, едва коснувшись головой подушки.

А я достал планшет и отстукал наверх обязательный ежедневный доклад: «Занимаюсь внешним видом подопечной. Воспитанию поддаётся, но случай тяжёлый. Очень устал. Целую. Шестой».

Через пару минут пришёл ответ: «Главный сказал, что вы молодец и справитесь. Ваш случай под контролем. Ему присвоен статус архиважный. Референт М».

Я задумался. Что такого в этой тётке, что ей присвоили статус архиважный? «Виолетта, Виолетта, расскажи-ка мне про это», - промурлыкал я. А наверх отстучал: «Задачу понял. Не пожалею ничего для достижения цели. В качестве награды согласен на шесть свиданий с Референтом М. Целую. Шестой».

Ответа не последовало. Я попил чаю, поиграл онлайн в шахматы. Разбудил Виолетту в шесть утра. Она глянула на часы, недовольно помотала головой, но в ванную отправилась беспрекословно. Приняла душ, накрасилась. На кухне появилась в сером костюме. Я сидел за стойкой и мял хлебный мякиш.

- Ты чай или кофе будешь? - спросила меня Виолетта. - Я по утрам только кофе пью.

- А я по утрам завтракаю, - ответил я.

- Это мне тебе завтрак готовить? - растерянно протянула Виолетта. – Я-то думаю, чего ты меня в такую рань поднял?

- Да, готовить, - подтвердил я, - твой мужчина всегда должен быть накормлен. Это аксиома. И если мужчина у тебя будет голоден, то всегда найдётся женщина, которая его накормит.

- Но вы же не мой мужчина, вы Ангел, - возразила Виолетта.

- Вот и будешь на ангелах тренироваться, - сказал я, - зато когда приведёшь в свою квартирку мужика, у тебя будет опыт и еда. За продуктами заедем после работы. А пока я нашёл у тебя овсянку. Сваришь?

И я ослепительно улыбнулся. А Виолетта вздохнула и принялась варить мне овсянку.

На работу мы добрались за полчаса. Пробок почти не было. На проходной молодой охранник преградил мне дорогу. Но я сказал: мне назначено, пристально посмотрел на него, и меня пропустили. Поднялся с Виолеттой на пятый этаж. Её рабочее место представляло из себя стол со шкафом, отделённый от других фанерной перегородкой. На столе стоял компьютер. В шкафу лежали какие-то папки и парочка двухгиговых винтов.

Я послонялся по конторе, зашёл к начальнику Виолетты. Поговорил с ним по поводу развития его бизнеса, попил у него кофе и пообещал познакомить с нужными людьми. Вернулся к Виолетте. Рядом с ней стояла худая, как палка, белесая девица со злым выражением лица. Увидев меня, она поправила волосы и игриво спросила: «А это кто тут у нас? Почему я вас раньше не видела?»

- Я из аудиторской компании, - сказал я строго, - проверяю расходование средств и занятость сотрудников. Вы почему не на своём рабочем месте?

Девица ойкнула и скрылась за перегородкой. Я подсел к Виолетте.

- Кто такая? - спросил я. - Подруга или просто коллега?

- Подружка, Елена, - ответила Виолетта.

- Замужем?

- Понравилась? - усмехнулась Виолетта. - А как же Референт твой?

- Отвечай по делу, - попросил я.

- Разведена, живёт в двушке в соседнем от меня доме, дочке 6 лет, - по-военному отрапортовала Виолетта.

- Молодец, - похвалил я её. - Общение прекратить. Совсем. Не нужна тебе такая подруга. Ещё есть разведёнки с детьми в друзьях?

- Как прекратить? - возмутилась Виолетта. - Ты мне указывать будешь, с кем дружить и с кем не дружить?

- Буду, - кивнул я головой, - а ты в свою очередь будешь выполнять все мои указания. Ещё разведёнки с прицепами есть?

- Есть, - сказала Виолетта, - Маша. Но мы с ней редко встречаемся.

- Машу тоже вычёркивай из своей жизни, - распорядился я, - я надеюсь, ты проживёшь без этих двух неудачниц?

- Я-то проживу, - ответила Виолетта, - но хочу спросить: почему?

- Не в моих правилах, но отвечу, - сказал я, - потому что они будут тянуть тебя назад. Будут мешать своими советами и личным примером. Потому что они не смогли создать свои счастливые семьи и будут мешать тебе создать твою счастливую семью. Вопросы есть? Вопросов нет.

Судя по выражению лица Виолетты, вопросы у неё были, но она промолчала.

Наступило время обеда. Мы спустились на первый этаж, в кафешку. Лена было сунулась за наш столик, но Виолетта сказала, что у нее со мной серьёзный разговор и попросила ту пообедать в одиночестве. Лена надулась, но без лишних слов пересела за соседний.

Я сходил за столовыми приборами. Вернулся. Возле столика с подносом в руках стоял мужчина, о чём-то говоря с моей подопечной. Та мило улыбалась незнакомцу.

- Этот столик занят, - сказал я.

- Извините, - сказал мужчина и попрощался с Виолеттой.

Я сел.

- Вы мне так всех женихов распугаете, - сказала Виолетта, - вот же, хороший мужчина. Давно переглядывались, а сегодня ко мне сам подошёл. Холостой, симпатичный. Этажом выше работает.

- Не, - прервал я Виолетту, - не наш вариант. Служебные романы хороши только в кино. В жизни это плохо. Целый день вместе. Дома и на работе. Плюс общие интересы. Не, не наш это герой.

- А где же мой вариант? - наклонившись ко мне, тихо спросила Виолетта. - Где его искать? И как я узнаю, что это именно он?

- Он сам тебя найдёт, - сказал я, отодвинув пустую тарелку, - ты не замораживайся насчёт поисков. Придёт время, и он появится в твоей жизни. А узнаешь ты его по запаху. Твой мужчина будет пахнуть так, что у тебя мурашки по коже бегать начнут.

- И что же мне, всех теперь обнюхивать? - развеселилась Виолетта.

- Аха, - поддержал я её веселье, - только делай это незаметно. А то распугаешь народ.

- Так мне ходить по улице и носом водить по сторонам или как искать своего мужчину? - продолжала веселиться Виолетта.

- Не надо никого искать специально, - серьёзно сказал я, - просто живи. Наслаждайся жизнью. Не трать её на бесплодные поиски.

- А как же тогда он меня найдёт? Если я не буду его искать, - улыбка слезла с лица женщины.

- Найдёт, не переживай, - махнул я рукой, - а своими поисками ты только всех отпугиваешь и всякое дерьмо привлекаешь. Твоя озабоченность видна. И это плохо. Ты должна быть не тёткой, бегающей за каждым мужиком в поисках мужа, а красивой и уверенной в себе женщиной. Поэтому забудь на время про противоположный пол и займись собой. Компот будешь?

- Буду, - ответила Виолетта, - и поставь мой стакан на место. Мне что же теперь, только работать, убираться дома и на фитнес ходить?

- Нет, - ответил я, - можно ещё кое-чем заняться. У тебя есть хобби?

- Есть, - подумав, ответила Виолетта, - я рисовала раньше.

- Вот и отлично, - обрадовался я, - будешь рисовать. А уборка и готовка, на самом деле, немного времени занимают. Если в квартире чисто, а не такой бардак, что был накануне.

Виолетта задумалась. Допила свой компот. Осторожно поставила стакан на поднос.

- То есть, если я буду соблюдать все твои рекомендации, то найду своего любимого и единственного? – наконец-то спросила меня. - А какова вероятность, что это произойдёт? Вдруг я так никого и не встречу? Да и нужно ли это мне вообще? Я устала уже от всех этих отношений.

Я встал. Сходил за второй порцией компота. Он в этой столовой был бесподобный, с дымком. Сел на своё место. Прищурился, глядя на Виолетту.

- Я лучший, - сказал, - могу запрос от главного попросить. Они пришлют. И если ты будешь мне беспрекословно подчиняться и выполнять всё, что я тебе скажу, то да. Всё у тебя будет. И любимый муж, и любимые дети от любимого мужа. Семья будет. А насчёт того, надо ли тебе это. Я, как Ангел, ответственно заявляю, что это предназначение женщины. Её смысл жизни. Любить и быть любимой.

- Ну вот, - вздохнула Виолетта, - люди спорят о смысле жизни постоянно. А тут пришёл Шестой Ангел и всё разжевал. Кстати, а почему шестой?

- По кочану, - отозвался я, - порядковый номер такой, с Марокко остался. А смысл жизни у женщины действительно простой, как две копейки. У мужчин с этим делом сложнее. Ты на работу-то после обеда собираешься идти?

Виолетта взглянула на часы, чертыхнулась и умчалась вверх. А я убрал грязную посуду со стола и отправился прогуляться. Вечером встретил свою подопечную, отвёз её в спортзал, позанимался сам. После спортзала отвёз домой. Где мы провели вечер в кулинарных спорах.

Виолетта честно старалась следовать всем моим инструкциям и прямым приказам. Правда, один раз она попыталась напиться своего любимого Бейлиса. Но на второй рюмке была поймана и наказана. Занятия спортом пошли ей на пользу. Она сбросила несколько явно лишних килограммов. Лицо приобрело здоровый цвет.

Я представлялся старшим братом. По имени Шестой. Почему-то по имени вопросов не возникало. А вот насчёт родства все в один голос заявляли, что мы не похожи. Но я старался как можно реже появляться с ней на людях. Хотя и контролировал по-максимуму.

Виолетта по выходным обычно проводила время с друзьями. Ездила на природу, ходила на концерты, в кино. Постепенно у неё появлялся вкус к жизни. Иногда в выходные или вечерами, когда у неё было время, она рисовала. Холсты и рамы ей покупал я. Это были единственные траты с моей стороны. Рисовала она, на мой взгляд, не очень. Мне не нравилось. Хотя с каждым разом ей удавались всё лучше и лучше передать на полотне своё состояние. Я критически осматривал её очередной шедевр, бормотал «недурно, недурно» и шёл за очередной порцией красок в магазин.

Спустя где-то месяц-полтора после нашего знакомства Виолетта однажды вечером заявила мне: я хочу мужчину. Дело было на кухне, после ужина.

- А мы чем, по-твоему, занимаемся? - спросил я, отвлёкшись от переписки с Референтом М.

- Я имею в виду секс, - смутилась Виолетта, - чисто физиологически. У меня давно никого не было. А хочется. Только ты не смейся.

- Да какой тут смех? - отозвался я. - Всё понятно. Тебе ссылки на интим шопы дать или сама в гугле найдёшь?

- Да не нужны мне твои интим шопы, - отмахнулась от меня Виолетта, - это всё не то. Это я и руками могу. Мне живой нужен. Мужчина. Хотя бы на ночь в неделю.

И она густо покраснела. Что меня очень развеселило. Вроде взрослая женщина. А как разговоры про ЭТО, так сразу стыд и краска. Я отложил планшет в сторону и пристально вгляделся в сидящую напротив меня женщину.

- Тут такое дело, - начал я, - или мы выполняем мои требования и, в конце концов, находим твоё счастье, или ведёмся на твои хотелки.

- Мне просто нужен секс, - опустив глаза, сказала Виолетта, - без обязательств.

- Хорошо, - сказал я, - давай без обязательств. Сегодня один мужик, через неделю другой. Найти не проблема. На различных сайтах знакомств полно пикаперов. Только ты не заметишь, как превратишься в обычную блядь. Зато физиология будет в порядке. Ты этого хочешь?

- Нет, - женщина закрыла лицо руками, - не хочу. А что мне тогда делать?

- Я же уже сказал. Секс шоп или по старинке, - улыбнулся я.

- Я лучше по старинке, - кивнула головой Виолетта, - в душе.

- О, ты занимаешься этим в душе? - развеселился я.

- Да ну тебя, - вконец смутилась Виолетта, - совсем уже меня запозорил. Расскажи лучше, что с твоим Референтом?

- Да ничё, - кивнул я в сторону планшета, - фотку вот клянчу уже третью неделю. Не колется. Но официальщина из сообщений исчезла, и подписываться стала «Твоя М».

- А не боишься, что пришлёт фотку, а там дурнушка какая-нибудь? - спросила Виолетта.

- Нет, - задумчиво сказал я, - я думаю, что она не человеческое лицо имеет. Референты часто выбирают себе что-то отстранённое. Вполне себе может быть русалкой или просто компьютером.

- А зачем тебе тогда с ней эта переписка, - вновь спросила меня Виолетта.

- Для поддержания себя в тонусе, - ответил я, - и вообще, чё это мы меня тут обсуждаем? Ну-ка, быстро марш в душ и спать.

А между тем наступила весна. Расцвели деревья и цветы. Расцвела и моя Виолетта. Мы немного обновили её гардероб. Я настоял на утренних пробежках. Мотивировав это тем, что утром мужики так и норовят познакомиться с красивой бегуньей. И действительно, знакомиться с ней стали чаще. Первые пару раз Виолетта спрашивала меня: мой - не мой? А потом и сама стала в течение нескольких минут ставить диагноз и вежливо отшивать новых знакомцев.

Благодаря хобби, Виолетта завела себе много друзей. И однажды её картину даже кто-то купил. Я, конечно же, поворчал, что это купили ради того, чтобы переспать с ней. Но в душе порадовался за свою подопечную. А потом велел ей собрать все ее картины за несколько месяцев. Отбраковал несколько самых первых. Остальное сгрёб в кучу и отнёс к одной знакомой по имени Катя. Катя вместе с мамой являлась владелицей небольшой картинной галереи. Два часа я пил с Катей кофе, но всё-таки уговорил выставить пару-тройку картин Виолетты. Вместо нескольких набросков Постовита.

Повесили. Через три дня Катя позвонила и сказала, что одну картину купили. И обещали через несколько дней подумать о других.

- Повышай цену в три раза, - велел я ей.

- Ты с ума сошёл, - возразила Катя, - она никому не известна.

- Нет, - ответил я, - в четыре раза. А на девочку с собакой повесь надпись: зарезервирована. Я её потом себе заберу. А когда Виолетта состарится и умрёт, я её продам и стану баснословно богатым.

- Ты авантюрист, - помолчав, сказала Катя, - но что-то действительно в её картинах есть.

- Обычная мазня неудовлетворённой женщины, - пробормотал я и повесил трубку.

Спустя неделю Катя опять позвонила и сказала, что все картины проданы. И не хочу ли я уступить свою картину её постоянному клиенту. Я отказался. На следующий день заехал с Виолеттой за деньгами и забрал картину.

- Нормальное у тебя хобби, - весело сказал я подопечной, - очень денежное. И я всегда в тебя верил. Холсты покупал, краски.

- Да ничего ты не верил, - растерянно сказала Виолетта, - ты всегда кривился, когда на мои картины смотрел. Что мы с этим богатством делать будем?

- Путешествовать поедем, отдыхать и предаваться лени, - ответил я.

- В Афины, на яхте кататься, - вдруг заявила Виолетта, - у меня там подруга живёт. В Лаврио. У неё там дом и кораблик.

- Я никогда не плавал под парусом, - запротестовал было я.

- Не плавал, а ходил, - ответила Виолетта, - и даже если не ходил. Как раз и научишься. Вопросы есть? Вопросов нет.

И мы полетели в Афины. Где нас встретила Юля. Вечно улыбающаяся Юля. Которая опекала нас всю дорогу. Встретила в аэропорту, отвезла к себе домой, напоила, накормила.

- Солнечная женщина, - сказал я, цедя домашний лимонад.

- С двумя прицепами, между прочим, - съязвила Виолетта, - они уже взрослые, правда. С мамой не живут.

- Взрослые не считаются прицепами, - ответил я добродушно, - это уже самостоятельные люди.

- То есть мне с ней дружить можно? - обрадовалась Виолетта.

- Нужно, - кивнул я.

Как оказалось, мы попали не просто на покатушки на кораблике, а на регату. Шесть яхт. Шесть экипажей. Я, естественно, попросился на шестой. Виолетта была на первом, с Юлей. Целую неделю мы плавали, то есть ходили под парусами от одного греческого острова к другому. Ели жареных осьминогов, запеченную в фольге дораду, запивали всё это белым местным вином. Днём устраивали гонки на парусах. Кто кого. Купались. Я по вечерам отсылал ежедневные отчёты, прикрепляя к ним фотографии с яхтами, дельфинами и греческими монастырями.

Неделя пролетела незаметно. Юля отвезла нас в аэропорт. Поцеловала на прощанье.

Мы сидели с Виолеттой в зале ожидания и ждали посадки на наш рейс. Загорелые и отдохнувшие.

- Хорошо-то как, - вздохнула Виолетта, - домой хочется, а уезжать отсюда тоже не хочется.

- Да, поддержал я её, - благодаря тебе и Юле я влюбился в яхты.

- И я влюбилась в яхты, - улыбнулась Виолетта, - может быть, и не нужен мне никакой мужчина? Буду жить одна, писать картины, ходить на работу, бегать по утрам. Я уже привыкла одна. Мне одной хорошо.

Я хотел что-то ответить, но в это время мой планшет пикнул. Пришло сообщение. От Референта М. С вложением.

- Виолетт, - тихо сказал я, - мне Референт фотку прислала.

- Открывай, открывай немедленно! - завопила Виолетта.

И я открыл.

- Какая она красивая, - протянула мне прямо в ухо подопечная.

- Да уж, - ответил я.

- Она безумно красивая, - не отставала Виолетта, - неземная красота. Одни глаза чего стоят.

- Ты на волосы глянь, - посоветовал я ей.

- Ой, - сказала Виолетта, - это такие змейки, они живые?

- Аха, - ответил я, - живые. Теперь понятно, чего она мне свой портрет не слала. Я же тебе говорил, что референты не имеют человеческий облик. Эта вот любительница греческой мифологии.

- Ты расстроился? - спросила меня Виолетта. - Но ведь ты сам говорил, что у тебя это несерьёзно и тебе этот флирт с Референтом нужен для поддержания тонуса.

- Я и не расстроился, - процедил я, - я заболел. Пойду билет поменяю. Ты лети без меня. Веди себя хорошо. По приезде позвони Кате и сдай ей свои ранние работы. По стоимости я уже договорился.

И я улетел болеть в Амстердам. Люблю я болеть в этом городе. Снял номер на окраине города, занавесил окна и сгонял в близлежащий магазин за лекарством. А потом три дня пил водку с перцем и потел под одеялом. Еду мне носила в номер чёрная как смоль горничная.

Через три дня вышел на улицу. Доехал на трамвае до центра города. Прогулялся вдоль каналов. И полетел к Виолетте, отстучав наверх депешу: «Был на больничном. Возвращаюсь в строй. Целую. Шестой».

От аэропорта взял такси. Вечерело. Было тепло. Поднялся на лифте. Позвонил в дверь. Виолетта открыла. Глаза шальные. Кинулась мне на шею, поцеловала. Я сразу всё понял.

- Он? - спросил.

- Он, точно он, - зашептала мне на ухо, - я уверена. Мой запах. Мой вкус. Мой он.

- Показывай своё сокровище, - отстранив женщину, протопал я на кухню.

За знакомой стойкой на моём излюбленном месте сидел мужик. Низенький, лысоватый. Обычный. С кружкой чая в руке. С кружкой, из которой я обычно чай пью.

- Михаил, - представился он.

- Шестой, - кивнул я и добавил, - имя такое.

- А почему? - удивился Михаил.

- Да нас в семье было шесть братьев, - ответил я, - вот мама и не заморачивалась насчёт имён. Просто номера дала и всё.

- Я тоже младший в семье, - расцвёл в улыбке Миша.

- А я старший, - так же мило улыбнувшись, ответил я.

- А почему? - начал было Михаил.

- Мне некогда, - прервал его я, - буквально на пять минут заскочил к кузине. За картиной. Уезжаю. Далеко. В экспедицию. Виолетта, запакуешь мне полотно?

Моя подопечная очнулась, ойкнула и ускакала в соседнюю комнату заворачивать картину. Всё-таки я её выдрессировал что надо. Сказал - сделала.

- Ну, а тебе как её мазня? - вполголоса спросил я Мишу.

- Хорошие, - осторожно ответил тот, - но я в живописи не очень разбираюсь. Мне ваша сестрёнка нравится. Очень интересная и красивая.

- Порода такая, - ответил я, почесав рукой трёхдневную щетину, - ты её не обижай тут.

- Ни за что, - серьёзно ответил Михаил.

В комнате появилась Виолетта с завёрнутой в бумагу картиной. Я посмотрел на женщину. Потом на Михаила. Они стояли рядом и также смотрели на меня. Он был на несколько сантиметров ниже моей подопечной. Круглое лицо, обычная фигура с немного излишним весом. Но было ясно. Это стоит пара. Моя миссия внезапно закончилась.

- Проводи меня, - попросил я Виолетту.

Пожал руку Михаилу, вышел на лестничную площадку. Виолетта выпорхнула следом. Заглядывая в глаза, горячо мне зашептала:

- Ты не поверишь. Он сосед сверху. Год назад развёлся. Он очень хороший. Он всё, что ты говорил. Я чувствую. Я уже думала, никто мне не нужен. И тут он. В лифте ехали. Он картины помог. К Кате. Та взяла. А он меня подождал. Ну, что ты молчишь? Он это?

Я засмеялся. Отлепил от себя Виолетту.

- Он это, он, - ответил, - видно же любому. Вы уже спали вместе?

- Аха, - покраснела Виолетта.

- Ну и молодцы, - кивнул я.

- Ты уходишь? Насовсем? - спросила она.

- Да, - ответил я, - я всё сделал. Мне теперь отпуск положен. И премиальные.

- А можно я тебе звонить буду? - попросила женщина.

- Звонить нельзя, а смски слать можно, - ответил я, - номер простой: семь семёрок, шесть шестёрок. Пиши.

- Спасибо тебе, мой Ангел, - тихо сказала Виолетта.

- Пожалуйста, - ответил я и добавил: - Иди, он ждёт. И помни, я за тобой приглядываю.

Развернулся и по лестнице скатился во двор. Вышел. Дошёл до детской площадки. Уселся на скамейку. Как раз под фонарём. Достал планшет. Нашёл чей-то бесхозный вай-фай. И напечатал на экране: «Задание выполнил. Целую».

Посидел. Поглядел в светящиеся окна дома рядом. И добавил: «Референт М, у вас удивительно красивые глаза. Шестой».