Молодожён

Новый год в Праге, это сказка. И даже отсутствие снега в эти дни не могут испортить эту сказку.

В центре города рождественские ярмарки. Длинные ряды со всевозможными безделушками. Пахнет горячим вином с корицей и трдельником. Тут же жарят каштаны.

Весело и романтично.

Мест в гостиницах нет. Всё раскуплено за несколько месяцев до Нового года.

Вот и у меня забронировали квартиру в сентябре. Андрей. Из Подмосковья. На неделю.

Написал, что приедет с молодой женой 30 декабря и что это их свадебное путешествие. Попросил встретить в аэропорту.

В обед я проконтролировал уборку квартиры. Поставил в холодильник бутылку вина, а в вазу на столе букетик цветов. Сел в машину и поехал в аэропорт.

Я нашёл себе место в толпе встречающих. Вытащил лист бумаги, на котором было написано - "Angel 006". И стал высматривать счастливую молодую пару.

Пар было много. В основном счастливые. Но моих гостей всё не было и не было.

- Здравствуйте, - около меня остановился парень в серой меховой куртке и с небольшим дорожным чемоданчиком на колёсиках.

- Добрый день, - ответил я.

- Андрей, - представился парень, - вы меня встречаете.

- А где вторая половина? - удивился я, - от самолёта отстала?

- Половина дома осталась, - поморщился Андрей, - я один приехал.

- Тогда поехали, - предложил я, - в дороге всё мне расскажете.

Мы прошли на парковку. Сели в машину. Поехали.

Андрей молчал. На вид ему было лет 25-30. Среднего роста. Чёрные волосы. Нос с горбинкой. Узкие скулы.

- Ехать нам минут сорок, - не выдержал я молчания попутчика, - рассказывайте, что произошло.

Андрей покосился на меня. Вздохнул тяжело. И заговорил. Как будто прорвало плотину.

Каждому человеку в тяжёлый момент надо выговориться. Вот Андрей и выговаривался. Мне. Незнакомому ему человеку.

С Олей Андрей познакомился в институте. Они учились на параллельных потоках и встретили друг друга только на четвёртом курсе.

Начали встречаться.

Цветы. Конфеты. Признание в любви. Ответное признание.

После института Андрей снял квартиру. Убедил Олю переехать к нему. Хотя её мама была против.

Начали жить вместе. Постепенно налаживая быт и притираясь друг к другу.

Притирались они два с половиной года. После чего Оля поставила ультиматум.

- Я хочу замуж, - сказала она, - это не правильно, что мы живём не расписанные.

Андрей подумал, подумал, и сделал Оле предложение. Которое она благосклонно приняла.

Начали готовиться к свадьбе.

Андрей было заикнулся о скромной регистрации в ЗАГСе и небольшом ужине в узком кругу. Но Оля и её мама были против.

- Моя дочь выходит замуж в первый и последний раз, - заявила будущая тёща, - и ей хочется, что бы этот день запомнился не только ей, но и всем. Для неё это праздник. И ты обязан ей этот праздник сделать. Как будущий муж.

Тогда Андрей предложил сделать свадьбу в Праге. Пригласить с собой только свидетелей. Расписаться в ратуше. Прогуляться с фотографом по Старому городу. Сделать лайв-стори.

Но и этот вариант был отвергнут.

- А как же мама? - спросила Оля, - она останется дома? А как мои старшие двоюродные сёстры? А остальные мои родственники? В Москву они смогут приехать, а вот в Прагу вряд ли.

- Но я же женюсь на тебе, а не на твоих родственниках, - попробовал возразить Андрей, - зачем нам кормить и поить ораву людей, которых мы увидим в своей жизни всего несколько раз?

- Ты входишь в нашу семью, - подала голос Олина мама, - и эти родственники становятся твоими после свадьбы. Без них никак нельзя.

Скрепя сердцем, Андрей согласился.

Гостей со стороны невесты набралось четыре десятка. Человек десять институтских подруг. И всевозможные двоюродные и троюродные дяди и тёти из солнечного Узбекистана. Оля родилась в Ташкенте, откуда с мамой и приехала в Подмосковье.

- Папа у Оли есть? - перебил я Андрея, пытаясь обогнать неспешно едущий автомобиль с эмблемой автошколы.

- Нет, он их бросил, когда Оля была маленькой, - ответил Андрей, - мне про него почти ничего не известно.

- А тёща где работает? - вновь спросил я.

- Зав. отделением в универмаге, - опять послушно ответил Андрей, и добавил, - я на железной дороге устроился. Очень хорошая должность. И зарплата. А Ольга фрилансером подрабатывает. У неё от случая к случаю заработки.

- Понятно, - кивнул я, обгоняя неторопливую автошколу, - продолжай.

Андрей кивнул и продолжил.

На свадьбу ушли почти все отложенные Андреем деньги. Копил он на квартиру, откладывая около 10 процентов от зарплаты на сберегательный счёт каждый месяц. Олина мама взяла на себя расходы по фотографу и видеооператору.

Камнем преткновения стал фейерверк и кораблик. Оля хотела, что бы после ресторана все гости с новобрачными поехали кататься на теплоходе по Москве реке. А когда стемнеет, на берегу должно будет вспыхнуть огненное шоу.

- Зачем нам это? - спросил Андрей, ознакомившись с прейскурантом местных пароходов и огненных дел мастеров.

- Это красиво, это запомнится, - ответила Оля.

- У меня нет на это денег, - сказал Андрей, - даже на лодку с вёслами нет. Последние ресурсы съел заказанный от ЗАГСа в ресторан лимузин.

- Возьми кредит, - предложила Ольга, - а отдадим с тех денег, что подарят гости.

- Нет, - отрубил Андрей, - я на петарды и на хлопушки кредит брать не буду. И даже не проси.

Хотя деньги у Андрея были. Родители подкинула. На свадьбу.

Но их Андрей решил использовать на поездку с молодой женой в Прагу. Устроить небольшое свадебное путешествие.

Он заранее купил билеты, забронировал нашу квартиру. Естественно, ни о чём, никому не сказал. Решил устроить сюрприз.

Свадьбу отгуляли в конце сентября. С танцами, плясками. С дурацкими розыгрышами, похищением невесты и стягиванием зубами подвязки с потной ноги невесты.

Деньги, подаренные родственниками на свадьбу, прибрала к рукам Олина мама.

- Мало подарили, скупердяи, - сказала она спустя несколько дней после празднества, - еле еле хватило фотографу заплатить.

- Сколько? - спросил Андрей.

- Мало, - повторила тёща, - совсем мало.

Андрей промолчал.

Он оформил Шенген для себя и для Оли. И перед самым Новым годом рассказал про сюрприз своей молодой жене.

- А откуда деньги на эту поездку? - первое, что спросила у сияющего мужа Ольга.

- На завтраках сэкономил, - попробовал отшутиться Андрей.

- Фролов, не надо мне тут рассказывать про завтраки, - строгим голосом сказала Ольга, - рассказывай, откуда бабло. Тем более, я никуда ни в какую Чехию не поеду. Я Новый год встречаю с мамой. У нас традиция.

Андрей поморщился. Привычка называть его по фамилии появилась у Ольги сразу же после свадьбы. Эта манера называть его не по имени, а по фамилии, когда он чем то раздражал Ольгу, ему самому очень не нравилась.

- Я уже всё оплатил, - сказал он жене, - у меня деньги от свадьбы остались. Вместо дурацкого фейерверка и теплохода мы на неделю съездим в сказочное романтическое путешествие. Вылет послезавтра. Вдвоём. Только ты и я.

Но полетел Андрей один. Ольга, узнав, что деньги на теплоход и пиротехническое шоу были, но были потрачены на другое, устроила скандал.

А потом собрала вещи и уехала к маме. Встречать Новый год.

- Весёлая у вас супружеская жизнь, - сказал я, паркуясь в подземном гараже, - попытки примирения были?

- Были, - ответил Андрей, - я ей звонил. Предлагал не портить поездку. До последнего в аэропорту ждал. Думал, приедет.

Но Оля не приехала в аэропорт. На телефонный звонок она ответила лишь только с пятого раза. Предложила Андрею всё бросить, приехать к её маме и попросить у них у всех прощения.

- А тёща как живёт? - спросил я у бедного молодожёна, входя в квартиру.

- Однушка на окраине, - ответил он, подумав, - бедновато живёт. Я когда первый раз к ним зашёл, у них кран на кухне сломан был, и колено забито. Они посуду в ванной мыли. Мужика ведь нет в доме, починить не кому.

- И ты починил? - догадался я, - кстати, пароль от вай фая вот на бумажке записан, таблетки от посудомойки на полке лежат, вот тут книжки почитать, если понравится, можешь взять парочку на память.

- Спасибо, сказал Андрей, присаживаясь на стул, стоящий посередине комнаты, - я починил. И пылесос подарил на восьмое марта. А то у них пыльно очень в квартире. А у тёщи астма.

- Ты раздевайся, а я пока чай заварю, - предложил я Андрею, - у меня тут спрятан пакетик хорошего чёрного чая с дымком.

Андрей кивнул. Встал. Вышел в коридор. Зашуршал там одеждой. Вернулся.

Вернулся в комнату.

Оказалось, что под курткой на нём был надет белый свитер с вышитой на груди мордой красного оленя.

Мне стало смешно.

- Жена свитер подарила? - спросил я.

- Тёща, - ответил Андрей, - перед свадьбой. А что такое? Он, конечно, голимая синтетика, но вроде тёплый.

Я усмехнулся.

- Это благородное животное является символом подкаблучника, - расшифровал я рисунок на свитере, - твоя тёща тебе прям сразу и униформу выдала. Ягель попробовать не предлагали?

- До ягеля не дошло, - вздохнул Андрей, - да я понимаю, что попал. И что мною манипулируют. Что меня ломают самым циничным образом. Я же не дурак какой, не идиот. Вот только не понимаю, что мне теперь делать.

Он стащил с себя свитер. Остался в клетчатой рубашке.

Я заварил чай. Налил себе и ему. Сели за стол.

- Я раньше помогал таким как ты, - сказал я Андрею, - до выхода на пенсию.

- Психологом работали? - спросил Андрей, - или психотерапевтом? Я могу путать, не очень понимаю разницу между этими двумя профессиями.

- Не психологом, а скорее кризисным управляющим в семейных отношениях, - я сделал первый глоток горячего напитка из своей кружки, - когда всё плохо и спасти может только сильный пинок извне.

- А мне поможете? - спросил Андрей.

- Я на пенсии, - напомнил я ему.

- Я заплачу, - Андрей стал серьёзным, - сколько это стоит? Бывают же работающие пенсионеры.

- Бывают, - согласился я, - плата у меня обычная. Когда мне что то понадобится, ты это сделаешь. Не спрашивая и не отказываясь. Идёт?

- Идёт, - ответил Андрей, - кровью, надеюсь, нигде расписываться не надо?

Я усмехнулся.

- Не надо нигде расписываться, - сказал я, - тем более, ты и так всё и без меня понимаешь. Просто до конца в это поверить не можешь.

- Что мне делать? - повторил свой вопрос Андрей.

- Выполнять все мои рекомендации, - ответил я, - но это после чётко поставленной перед самим собой задачи. Что ты хочешь? Про хочу, как прежде, не говори. Этого не будет.

Андрей задумался.

- Я хочу разлюбить Олю, - вдруг сказал он, - свадьба была ошибкой. После свадьбы всё рухнуло.

- Это не свадьба была ошибкой, - возразил я, - это ты выбрал себе неправильную жену. Свадьба лишь послужила катализатором. Не женись ты сейчас, годика через два было бы то же самое, но без теплохода и фейерверков.

- Почему? - спросил Андрей.

- Первое, - начал я, - твоя избранница из неполной семьи. Где нормальных отношений между супругами она видеть не могла. Оля просто не знает, как это, жить с мужем. Она всю жизнь провела с мамой.

- Это да, - вздохнул Андрей, - мама имеет на дочку очень большое влияние.

- Второе, - продолжил я, - у твоей ненаглядной повышенные амбиции и она просто не умеет тратить деньги.

- Да, не умеет, - опять вздохнул Андрей, - да она много чего не умеет. Поесть я в основном готовил. И убираться в квартире она не любит.

- Слушай, - не выдержав, я рассмеялся, - а чего ты тогда на ней женился?

- Люблю я её, - сквозь зубы ответил Андрей, - люблю очень.

- Ну и любил бы дальше, - я постарался вновь не рассмеяться, - зачем жениться то?

- Так ведь так положено, - ответил Андрей, - раз любишь, значит надо жениться.

- Кем положено? - смех из моего голоса исчез, - что за ерунду ты тут мне городишь? И почему к выбору жены большинство из вас, оленей, подходит так легкомысленно? Почему ты, зная свою Олю более менее, зная, из какой она семьи, всё таки повёл её в ЗАГС?

- Я думал, она исправится, изменится, - пробурчал Андрей.

Было видно, что наш разговор ему уже не нравится.

Я откинулся на спинку стула. Заглянул в пустую кружку. Подумал, налить ещё чаю или нет. Решил, что хватит на сегодня.

- Мне одно время нравилась модель Z4 у БМВ, - глядя в сторону, сказал я, - вот прям влюбился в эту машинку и всё тут. И формы нравились, и цвет там был голубой металлик. И то, что кабриолет. Я всерьёз подумывал, что бы купить эту маленькую и красивую машинку. Пришёл в салон. Попросил показать, пощупать. Даже проехался.

- Купили? - заинтересованно спросил Андрей.

- Нет, не купил, - ответил я, - в багажнике место только для портмоне. Двухместная низкая спортивная машина. С точки зрения безопасности очень ненадёжная. И уровень комфорта оставляет желать лучшего. Да и по подвеске у неё были нарекания.

- И вы купили Лексус, - усмехнулся Андрей, - это вы мне к чему рассказываете? У меня Шкода Октавия, и она меня устраивает. И безопасностью и удобствами.

Сказал и осёкся.

- Вот, - продолжил я, - ты свой автомобиль выбирал, учитывая все параметры. Автомобиль, который тебе прослужит лет пять, или десять. А вот жену для себя, с которой по идее, ты собирался прожить всю оставшуюся жизнь, ты толком не выбирал. Привёл в дом первую попавшуюся, прожил с ней некоторое время. Зафиксировал все косяки с её стороны, но выводов не сделал.

- Я всё понял, - перебил меня Андрей, - что мне сейчас делать?

Я поднялся. Посмотрел на часы. Было уже поздно.

- Сейчас душ и спать, - скомандовал я, - телефонные номера жены и тёши в чёрный список. Много гулять. Осматривать достопримечательности и радоваться жизни. Мозги должны стать на место.

- А Новый год одному встречать? - спросил Андрей.

Я вздохнул. Вытащил телефон. Набрал номер своей знакомой.

- Привет, Айгуль,- сказал я в трубку, - вы же с компанией куда то собирались Новый год встречать, в каком то ресторане? В центре. У меня тут парень один скучает. Возьмёте с собой?

- У меня есть молодой человек, - ответила Айгуль.

- Я его тебе и не сватаю, - вздохнул я, - просто человек тут один, никого не знает. Без девушки. А у вас компания весёлая. Его же возраста примерно. Наверняка есть одно место.

- А почему он без девушки? - заинтересовалась Айгуль, - он что, голубой?

- Тьфу ты, - разозлился я, - ну почему, раз без девушки, то значит голубой? Что, все обязательно парами должны ходить?

- Не ругайся, - ответила Айгуль, - я всё поняла. Возьмём с собой. У нас два места пропадают. Будет весело.

Я продиктовал Андрею телефон своей знакомой и уехал домой.

На следующий день с утра проконтролировал своего подопечного. Андрей был бодр и весел.Восхищался Прагой и рвался за неделю осмотреть весь город. От вчерашнего хмурого настроения не осталось и следа.

Я с чистой совестью оставил его на попечении компании Айгуль и помчался делать в уходящем году последние покупки.

Вечером мы с Леночкой вначале встретили Новый год по московскому времени. Послушали куранты. Выпили по глотку шампанского.

А в полночь вместе с соседями устроили во дворе салют.

В Праге никто не говорит по телевизору про уходящий год и не желает всяческих успехов.

В Праге Новый год встречают, запуская в небо фейерверки.

Небо над городом расцвечивается всеми цветами радуги. Становится светло, как днём.

Мы отстреляли своё. Замёрзшие, но счастливые, вернулись в квартиру.

Посмотрели недолго телевизор. Легли спать.

- С Новым годом, ангел мой, - прошептала мне в темноте Леночка.

- С Новым годом, счастье моё, - ответил я.

И уснул.

Проснулся я в четыре часа утра. Встал. Быстро оделся.

- Ты куда? - спросила сонная Леночка.

- В аэропорт, - ответил я, натягивая штаны, - туда и обратно. Ты спи. Тебе сейчас прекрасный сон должен присниться.

Леночка вздохнула и уснула.

А я спустился в гараж. Сел в машину. Завёл мотор.

В аэропорту я был уже через 15 минут. Припарковался на стоянке. Прошёлся по залам. Народу было немного. Всё таки 1 января.

Андрея я нашёл в зале прилётов в баре за стойкой. Перед ним дымилась чашка с кофе.

- Привет, наркоман, - сказал я, плюхаясь на соседнее кресло, - куда улетаешь, не отгуляв свадебное путешествие?

- Почему это наркоман? - обиделся Андрей, - я домой лечу. К жене.

- Дык наркоман и есть, - я с интересом стал разглядывать Андрея, как будто он был каким то необычным существом, - выслушал все мои разумные доводы и навострил лыжи к своей самке богомола.

- Я люблю её, - устало сказал Андрей.

- А что такое любовь? - спросил я.

- Любовь, это когда не можешь жить без другого человека, - ответил, секунду помедлив, Андрей.

- Вот я и говорю, - кивнул я, - что любовь, это наркотик. А ты наркоман. Ты отлично проживёшь без своей Ольги. И через некоторое время с улыбкой будешь вспоминать свои страдания. Но сейчас ты подсел на неё. Ты торчок. Ты, кроме своей Оли, ничего в жизни не видишь.

- Я люблю её, - опять повторил Андрей.

- Да слышал я это, - махнул я рукой, - что ты заладил одно и то же? Лучше уж скажи, что ты размазня и тряпка, у которого нет силы воли. И что ты готов напялить свитер с оленями и радостно бежать в стойло.

- Свитер я выкинул, - перебил меня Андрей.

- Да ладно, - обрадовался я, - не всё, значит, ещё потеряно.

- Да всё я понимаю, но сделать ничего не могу, - опять завёл свою песню Андрей, - не могу перестать думать о ней.

- И в своей голове ты с ней разговариваешь, - продолжил я, - ты строишь диалоги, пытаешься понять её, оправдываешь.

- Да, - ответил Андрей, - а откуда вы знаете?

- Из учебника по невропатологии, - ответил я, - раздел, посвящённый психопатии.

- Но я же не сумасшедший? - Андрей с опаской посмотрел на меня.

- Все вы так говорите, - ответил я и заказал себе лимонада.

Помолчали. Каждый пил свой напиток.

- Да что вы меня то сумасшедшим обзываете, то наркоманом, - внезапно разозлился Андрей, - то тряпкой. Я не такой.

- Такой, такой, - глумливо сказал я, гоняя трубочкой кусочки льда в стакане, - и ты сам о этом знаешь. Это же ты в новогоднюю ночь припёрся в аэропорт, а не я.

- Кстати, а вы чего сюда приехали? - спросил Андрей, - из за меня, что ли?

- Аха, - кивнул я, - из сострадания и человеколюбия. Ты мне моего любимого дальнего родственника напомнил. Хороший парень был. Добрый, душевный, красивый. Примерно в твоём возрасте погиб.

- А что с ним случилось? - испуганно спросил Андрей.

- Жена ночью голову отрезала, - спокойно сказал я, - тёша за руки держала, что бы не рыпался. А жена тупой ножовкой шею пилила.

Андрей обалдело уставился на меня. Я посмотрел на его удивлённое лицо и не выдержал. Рассмеялся.

- Да ну вас, - сказал он, - я и вправду было поверил. Ну и шутки у вас.

- Но ведь поверил же, - улыбаясь, сказал я, - ты лучше расскажи, что у тебя в голове. Что ты постоянно по кругу гоняешь? Какой эпизод из своей жизни?

- Когда я Оле про свадебную поездку рассказал, - вздохнув, ответил Андрей, - а она к маме ушла.

- Хорошо, - я подвинулся поближе к Андрею, - расскажи мне всё это в деталях и подробно. Не останавливаясь. Весь этот день. С самого утра. Сможешь?

- Смогу, - ответил Андрей.

И он начал рассказывать про то, как сообщил своей любимой жене о предстоящей свадебной поездке.

Я слушал внимательно.

К концу рассказа голос у Андрея начал срываться. И внезапно он разрыдался.

Подскочившая молодая барменша услужливо пододвинула стопку салфеток.

- Что с ним случилось? - спросила она по чешски, кивая на Андрея.

- У него родственник умер, - тихо на чешском ответил я, - ему голову отрезали ножовкой.

- Какой ужас, - испугалась барменша, - я могу вам чем то помочь?

- Можете, - я печально кивнул головой, - можете нас не беспокоить? И сделать так, что бы нам никто не мешал? Парню надо выговориться.

- Да, конечно, конечно, - засуетилась барменша, - садитесь вон туда, в угол, за столик. Там обычно никто не сидит.

Мы пересели за столик. Я заказал ещё лимонад, для Андрея. А для себя латте. Андрей проревел пару минут и постепенно успокоился.

- Что вы ей сказали? - спросил Андрей.

- Сказал, что ты наркоман и я не даю тебе дозу, - ответил я, - повторишь свой рассказ ещё раз?

- Повторю, - ответил Андрей, - а зачем?

- Надо, - сказал я, - начинай с утренней пробежки. Про чистку зубов не надо.

И Андрей рассказал мне ещё раз свою историю про Олю и её уход к маме.

В этот раз он не заплакал. Хотя глаза стали мокрыми.

- Молодец, - похвалил я его, - расскажи ещё раз.

Андрей опять повторил свой рассказ.

А потом ещё раз. И ещё. Я переспрашивал его. Уточнял, что именно он чувствовал в тот или иной момент.

Когда рассвело, голос у Андрея охрип. Но рассказывал он о своём семейном горе уже отстранённо. Без боли и надрыва.

Мы рассчитались за выпитый лимонад и кофе и вышли из аэропорта.

- А ты рейс то свой пропустил? - спросил я у Андрея.

- Да я вообще то и билеты даже на него не взял, - ухмыльнулся он.

Мне же было не до смеха. Сумма за парковку, пока я слушал один и тот же рассказ Андрея, была, мягко говоря, довольно большой.

Я расплатился картой.

Сели в машину. Поехали.

- У тебя хобби есть? - спросил я.

- Нет, - ответил Андрей, - в детстве хотел на гитаре научиться играть. Да всё как то некогда было.

- Завтра в 10 утра встречаемся внизу Вацлавской площади, - сказал я, - будем тебе гитару покупать.

- Так второе января же, все Новый год отмечают, - попробовал возразить Андрей.

- Это в России Новый год две недели отмечают, - ответил я, - а у нас в Праге 2 января рабочий день. Так что жду тебя в десять ровно. А сейчас спать.

- Хорошо, - согласился Андрей, - сейчас спать. Глаза уже сами собой закрываются.

Я довёз клевавшего носом молодожёна до квартиры. А сам отправился домой. Где меня ждал горячий завтрак и тёплая постель.

Остатки своего отпуска Андрей проводил, гуляя по Праге. По музеям, по галереям, просто по узким январским улочкам. А вечерами осваивал гитару. Он даже где то нашёл самоучитель на русском языке.

В день его отъезда я вызвался подвести Андрея до аэропорта.

С неба капало. Шёл январский пражский дождь. Мелкий и противный.

Мы сдали чемоданчик в багаж. Оформили гитару, как ручную кладь.

Остановились около паспортного контроля.

- Ты, если что, звони, - сказал я, - и помни одну вещь. Будь эгоистом. В меру, но эгоистом. Ни одна женщина в мире не стоит того, что бы из за её капризов ты ломал свою жизнь.

- Я понял, - ответил Андрей, - буду эгоистом. И если повезёт, то великим гитаристом.

- Да ты уже слова в рифмы складываешь, - улыбнулся я, - Иди уже, посадку объявили.

Андрей пожал мне руку. Развернулся. И пошёл к будке, в котором сидел пограничник. Но на пол пути обернулся.

- А у вашей женщины есть капризы? - спросил громко, что бы я услышал.

- Конечно есть, - крикнул я в ответ, - у каждой женщины есть капризы. Но у моей они женские. Милые и безобидные. А у твоей бабские. Злые и жестокие.

- Повезло вам, - махнул мне на прощание рукой Андрей.

Он развернулся и продолжил свой путь.

- Это не везение, - сказал я ему в спину, - это меня Главный любит.

Я вышел из аэропорта. Сел в машину. Включил радио. И под песню Земфиры о лондонском небе выехал со стоянки.

Сразу за аэропортом, перед выездом на трассу, находилась заправка Шелл.

Возле неё стоял человек в плаще и с портфелем. Лицо у человека было закрыто капюшоном. Правая рука поднята.

"Странно," - подумал я, - " тут автобус же ходит каждые 15 минут."

Но включил поворотник и свернул на обочину. Опустил боковое стекло.

Человек сделал шаг к машине. Сбросил капюшон.

Передо мной стоял Пятый. Собственной персоной.

- Я тебе коньяк обещанный отдать приехал, - сказал он, широко улыбаясь.

- Садись, а то промокнешь, - проворчал я, - а просто позвонить не судьба?

- Сюрприз, - забираясь в машину, ответил Пятый, - ты же любишь сюрпризы?

- Обожаю, - ответил я, выруливая на дорогу, - тебя куда подвезти?

- На твой 13 этаж, - Пятый расстегнул портфель и выудил из него тяжёлую бутылку коньяка, которую тут же бросил на заднее сиденье, - я у тебя на сегодня забронирован под именем Пётр Пятаков. На одни сутки.

- Добро пожаловать, - усмехнулся я, - судя по всему, Андрей твой пациент?

- А ты догадливый, - Пятый широко улыбнулся, - мой пациент. И ты сделал за меня всю работу. Спасибо.

- Пожалуйста, - ответил я, - только за пациентом ещё глаз да глаз нужен.

- Его в Москве мой бывший стажёр встретит, - сказал Пятый, - в качестве таксиста подвезёт до дома. Проследит, что да как.

- Дали ему Ангела? - заинтересовался я, - вроде шустрый парнишка. Любитель модных маек.

- Дали месяц назад, - начал рассказывать Пятый, - а майки он поменял на рубашки и галстуки. Какие то немыслимые расцветки по всему миру находит и носит. И ведь идёт ему, несмотря на пестроту.

- Ну, значит Андрей в надёжных руках, - сказал я, прибавляя газ.

Дождь прошёл. И где то из за туч уже хотело выглянуть солнышко.

- Да и ты молодец, - Пятый открыл портфель и принялся в нём копаться, - провёл терапию по избавлению от любовной зависимости как по учебнику. Прямо образцово-показательно. И даже не читая досье на Ольгу.

- Да тут никакое досье не надо, - я махнул рукой, - если она на Новый год к маме укатила, тут и без досье всё ясно.

- По работе то не скучаешь? - Пятый наконец то выудил из портфеля синюю папку с тесёмками, - не хочешь вернуться?

Я покосился на папку. Усмехнулся.

- А как я вернусь? - спросил, - я не могу, у меня же Леночка.

- Так мы тебе несчастный случай устроим, - деловито предложил Пятый, - можем даже героическую смерть. Как ты ребёнка из реки спас, а сам утонул. Или из пожара старушку вынес. Но сам сгорел.

- Или под трамвай попал, - продолжил я, - номер девять.

- Трамвай уже был, - поморщился Пятый, - Референт М. сразу догадается, откуда уши у этого трамвая растут. Я тебе официально предлагаю вернуться на службу.

Мы стали на перекрёстке. Из за туч наконец то выглянуло долгожданное солнце.

Я открыл бардачок, выудил из него солнцезащитные очки. Нацепил их себе на нос.

Зажёгся зелёный. Мы поехали дальше.

- Спасибо за предложение, - сказал я, - но я вынужден отказаться.

- А что так? - поинтересовался Пятый.

- Наркоман я, - ответил я, - не могу без Леночки. Сильная эмоциональная привязанность.

Пятый крякнул. Спрятал синюю папку в портфель. Опять покопался в нём. Выудил красную папку.

- Тогда следующее официальное предложение, - сказал он торжественно, - мы тебя берём как консультанта. С правом использовать твой 13 этаж для особых случаев. Сам понимаешь, с людьми хорошо работать, когда они в отпуске, а не дома. Оплата по шестой тарифной ставке.

- А почему это по шестой? - возмутился я.

- Так это и так самая высокая ставка, - ответил Пятый, - выше не бывает.

- Ну, если самая высокая, то тогда ладно, - смутился я, - тогда согласен.

Мы подъехали к резиденции. Заехали в гараж.

Я проводил Пятого до квартиры. Где мы и подписали договор на консультационные услуги.

- Здорово, что ты сново у нас работаешь, - прочувственно сказал пятый.

- Да чего тут здорового, - пошутил я, - взрослым дяденькам и тётенькам сопли вытирать и на путь истинный наставлять. Каждый день одно и то же. Единственный плюс, неполная занятость.

- Всё равно здорово, - не согласился Пятый, - без тебя как то скучновато было.

- Спасибо на добром слове, - поблагодарил я, - и, кстати, за коньяк то же спасибо.

- Долг платежом красен, - ответил Пятый, - привет референту М. от Главного.

- Обязательно передам, - пообещал я.

И поехал, как обычно, домой.

Где меня ждали ужин и Леночка.